Я устала и необходим отдых

Дневник уставшего человека
Я устала. Я устала так, что меня ничего не радовало. Я перестала смеяться. Нет, я не была раздражена и ни с кем не ругалась. Я отдала всю энергию, и мне не откуда было её взять. Тысячи людей, с которыми мне приходилось соприкасаться, взяли мою энергию и не вернули назад. Я начала болеть. Я болела отчаянно почти всю зиму. Пришло ощущение, что меня перестали любить, и я не очень нужна. Все праздники для меня – работа. Это нескончаемый поток подготовки и проведения концертов, акций, мероприятий. Работая за аппаратурой на концерте, посвящённому 8 Марта, я поняла, что меня ничего не радует.
Я взяла отпуск и уехала в Трускавец, Львовской области, в Украину. Почему Трускавец? Потому что там лечат почки, с которыми я постоянно мучилась. Были мысли, что надо что-то с этим делать. Я просматривала интернет с различными вариантами. На Кавказ ехать не хотелось. Вспомнился Трускавец – слышала о нём от знакомых. Но, почитав в инете отзывы о Западной Украине, и наслушавшись рассказов о поездках через пограничную зону, мне расхотелось. Подумала о Подмосковье. Потом хотела просто съездить на экскурсию и развеяться. Но цены были указаны такие, что расхотелось и это.
Я впала в отчаяние. Чувствовала, что срочно необходимо что-то решать, потому что заявление на отпуск уже подписано, а я не определилась. Думала уже просто никуда не ехать, а заняться дома ремонтом (никогда не допускайте такой дурацкой мысли!)
Начала задавать вопросы в инете одному замечательному человеку, живущему в Украине, с которым редко общалась по вопросам творчества. Он просто и доступно всё объяснил. Написал: вот вам мой телефон, если возникнут сложности, звоните. И вообще сообщите, когда приедете, как будут складываться дела. И мне вдруг стало спокойно. Всего несколько слов, которые окончательно определили мой выбор. Помните, был старый художественный фильм «Кто поедет в Трускавец?» Я поехала в Трускавец!

12.03.11

Добралась на электричке до станции, где предстояло сесть на проходящий поезд Адлер – Львов.
За полтора часа, проведённых на вокзале, я познакомилась с собакой, с которой разделила большую пачку солёного попкорна. Она меня проводила до вагона. Настроение было не очень. Никто не держал. Но больнее всего было то, что перед отъездом меня хорошенько отчитали. Тревожиться и проявлять заботу нужно осторожно, не причиняя дорогим людям неприятностей. Постараюсь.
Мимо девочка прошла, неся в руках игрушку – симпатичного ежика, а у меня слёзы. Игрушка напоминает о самом дорогом.
Усталость залезла ко мне на плечи и свесила ноги. В таком состоянии я и вошла в вагон. Помахала рукой, провожающей меня собаке, и отправилась в неведомые края.
Боковая нижняя полка почти у самого туалета не доставила радости, зато потом я оценила это «приобретение», когда в вагоне установилась неимоверная жара. Сняв с веника, стоящего возле мусорного бака верёвку я привязала двери в вагон и в тамбур, чтобы они не закрывались, тогда прохладный воздух мог свободно входить в вагон. Люди, ехавшие в середине, изнывали, а мне было легче. Надо мной никто не поселился и я всю дорогу ехала одна. Мне ни с кем не хотелось разговаривать, даже с женщиной, которая была из моего города и ехала в Трускавец. Перед посадкой она так громко всем об этом сообщала, что не обратить внимания на неё было просто невозможно. Единственный плюс был в том, что у неё забронирован номер в санатории Кристалл и её будут встречать на машине во Львове около полуночи. Я решила ехать с ней, тем более мне было всё равно, в каком санатории из этой серии селиться. О Кристалле я читала в интернете и меня всё устраивало.
Ночью с 23 и до 2 часов мы проходили таможенный досмотр. Сначала на русской стороне, потом немного проехав, на украинской. Заполняя декларацию, поставили в тупик пункты: «стать», «прозвiще»- это имя или фамилия? И «мета». С помощью добрых людей разобралась, хотя успела почувствовать себя иностранкой бестолковой. Всё прошло нормально. Чемодан мой никто не смотрел. Интересовали пограничников огромные сумки, особенно, если их много.
Поезд тронулся и долго ещё, почти до утра в соседней плацкарте мужчина рассказывал заинтересованным слушателям о своей работе барменом в Чехии.
Целый следующий день я молча читала, и ни с кем не общалась.
Во Львове возле вагона встречал парень с табличкой, на которой была написана фамилия моей попутчицы, её звали Нина. Через 1,5 часа мы были в Трускавце. Поселились, оплатив только ночлег на выменянные у проводника русские рубли на гривны. Наконец-то можно спокойно отдохнуть.

14.03.11

ТрускавецЯ в Трускавце.
Утром в банкомате сняла деньги, чтобы оплатить путёвку. Интересное зрелище, когда суёшь свою карточку, и вместо рублей высыпаются разноцветные гривны.
Затем был приём у очень внимательного и предупредительного врача, и началась моя волшебная жизнь уже не уставшего человека, а отдыхающего.
Сразу же начались процедуры. Их было 5.
Осматриваюсь, вхожу в ритм другой жизни.

15.03.11.

Мой день начался в половине второго ночи. Проснулась от жуткой жары. Форточка не спасала, и я попыталась открыть дверь на лоджию, но она не поддавалась. Пришлось распахнуть в общий коридор. Стало смешно: заходите, кто хочет, осталось красный фонарь повесить. Смех среди ночи разбирал ещё больше. Вот, вот. Психушки не хватало. Больше не спалось, так и промаялась до утра.
В шесть подъём. Похлопотала по своему нехитрому хозяйству, и в 7.00 отправилась к верхнему бювету пить минеральную воду, которую прописал доктор. Как описать то, что ласково называется «Нафтуся»? Ощущения , примерно, такие же, если бы предложили выпить воду, слитую из батареи отопления при температуре + 40 градусов. Запах и вкус специфический – с примесью железа и нефти. Глазки закрыла, носик наморщила и выпила залпом 150г.
Вторая вода - Джерело «Мария» 100г чуть солоноватой, узнаваемого вкуса.
Сразу за бюветом обнаружила замечательный парк – большой, с множеством дорожек, петляющих среди хвойных и лиственных деревьев. По всему парку расставлены скульптуры из песчаника и тонкой меди. Птицы поют, люди гуляют – красота!.
Почти до обеда продолжалась беготня по процедурам. Первый раз попала в спелеокамеру.
Обречённые дышать солью.

Десять раз мне необходимо пройти процедуру в спелеокамере. Я, конечно, понимаю благородный порыв моего замечательного доктора, наконец, избавить меня от хронического бронхита, мучавшего почти всю зиму и подлечить мою щитовидную железу, но то, что я увидела там, переросло в мучительно-сдерживаемый смех.
Комната размером 15 м;, выложенная блоками, покрытыми кристаллами соли в подвальном помещении. Из декораций – искусственные сталактиты и тусклое освещение. По периметру стоят скамейки. Заходят люди, надевая на плечи накидки, сшитые в форме бурки, и чинно рассаживаются на скамьи. Смех меня начинает разбирать ещё на входе. Кто накрывается накидкой с головой, кто натягивает пакет или купальную шапочку, чтобы защитить волосы. Зрелище, я вам скажу, ещё то! Садится женщина в кожаной куртке, в шерстяной шапке, сверху пакет с изображением полуголой девицы как папаха, на плечах бурка из голубой ткани, на коленях сумка. В обречённой позе парится 30 мин. Мне в футболке жарко. Мужчины застыли в одной позе, уставившись в невидимую точку. Две женщины сидят на возвышении. Так и хочется мысленно надеть им на головы шапки для парной из войлока в виде корон, на которых написано «царь» и «царица»(видела такие на рынке). Стоп! Смех душит меня вместе с вдыхаемой солью, распылённой в камере. Кашляю, пряча разыгравшуюся фантазию. Рядом тяжело дышит грузный мужчина-астматик. С другой стороны сидит 12-летний мальчик, которому отец, оставшийся в коридоре, наказывал дышать и носом и ртом. Мальчик закрыл ладошкой и то и другое, чтобы, не дай бог, не вдохнуть то, за что родители заплатили деньги. Толкаю его в бок, напоминаю, что наказывал отец. Мальчишка тут же убрал руку и задышал, как рыба, выброшенная на берег.
Ощущение, что тут собрались потерпевшие, вынужденные пережить катастрофу, разыгравшуюся там наверху. Дурацкое положение и все это понимают, но сказанное, что целый год не будешь болеть простудными заболеваниями, заставляет смириться. Вот так и сидим, все мы нелепые, обречённые дышать солью.
Сеанс закончен, и мы, как рабочие из солеварни, отряхиваясь, тянемся к выходу.
После «соли» несусь к массажисту. Удивительно, но здесь работают одни мужчины. Их много. У каждого своя кабина. Мой – Роман Романович. Сначала повёл себя развязно. Ну, ну. Я молчу. Он пыхтит, работает. Ждёт оценки своего труда. Что я могу сказать? Только однажды была в руках массажиста-женщины. Она, конечно, слабее. Ладно, как курс закончится, скажу, что молодец, такого ещё не было в моей жизни. А пока ограничиваюсь вежливым спасибо.
Перед обедом во мне просыпается краевед. Еду открывать для себя город Трускавец. Сказать, что он мне понравился – это ничего не сказать. Я никогда не была заграницей, но увиденное создало иллюзию присутствия в Европейском царстве-государстве. Архитектура «готелей» (укр.) и «вілл» впечатляет. Местность холмистая и улицы петляют, как будто пытаются проскочить мимо домов с аккуратными садиками. Много старых зданий, необычных. Я из окна автобуса увидела дом, в котором хотела бы жить. Пассажиры, проезжая мимо храмов, крестятся и совершают поклон, мужчины снимают головные уборы. Здорово! Я искренне удивляюсь – то же самое делает молодёжь.
На железнодорожном вокзале купила обратный билет домой. Заглянула на центральный рынок. Аромат сушёных грибов просто невероятный. Я его очень люблю. В ТрускавцеПодумала: вот так же, наверное, реагируют свиньи, которые натренированы искать в лесу трюфели…. Купила яблоки. Продавец сказала, что это «Симиринка». Но это совсем не тот сорт - Ренет Симиренко ни с чем не спутаю, он растёт в моём саду. Ладно пусть верят те, кто не знают. Купила.
Если хотите услышать, что-нибудь хорошее о своей фигуре, пройдитесь по вещевым рядам. Я, конечно, пошла не за этим. Потеплело, и необходимо было купить что-нибудь из лёгкой одежды. И я, как будто заново узнала какая у меня грудь, талия, бёдра и … Вот это да! Надо повнимательнее посмотреть на себя в зеркало.
Вернувшись, я отправилась бороться за прохладный воздух в своей комнате. Ко мне отправили плотника и он за 20 мин. Открыл дверь на лоджию и отремонтировал замки. Я совершенно не люблю жару. 20 градусов в помещении – это предел, который могу вынести. Ура! На огромную лоджию положили свои зелёные лапы здоровенные ели. Я на четвёртом этаже двенадцатиэтажного корпуса.
За обеденным столом нас трое – Лариса, экономист из Севастополя, Люда – кладовщик из Керчи и я. Разговоры ни о чём.
Вечером несусь к бювету и думаю: «Почему люди ходят не спеша, с ощущением замедлившейся жизни?» Я даже на отдыхе не хожу, а бегаю, потому что и здесь ничего не успеваю.
По пути замечаю, гуляющих: пара женщин, а за ними мужья тянуться, как на аркане. Идут со скучающим видом, наверное, им уже здесь всё известно, а меня ждут новые открытия. Они за каждым углом и я бегу, бегу… За ужином к нам за столик подселили мужчину - Михайло из Белоруссии. Удивило, что человек из картофельного края наотрез отказался есть картофельного пюре, аргументируя тем, что картошку нужно варить в мундирах. Всё понятно - озабочен своим здоровьем.
Я заметила, что здесь в санатории, снова начинаю смеяться, значит оживаю.

16.03.11.

Михайло оказался архітектором-проектувальником міст, будівельником (архитектором-проектировщиком городов, строителем) из Бреста. За завтраком просвещал, что город начинается с определения высших точек местности, там должны располагаться кладбище, административные здания, вокзал – важные объекты. Мне, как всегда, хотелось задать кучу вопросов, но неудобно мучить незнакомого человека. Потерплю.
Сегодня побывала на концерте в Палаці Культури імені Шевченка ( в местном ДК). Если у нас в России Пушкин – это наше всё, то в Украине «это всё» - Шевченко. Памятник стоит возле ДК большой и красивый.
Там выступал вокально-хореографический ансамбль «Трускавчанка». Пели замечательные украинские песни, танцевали под игру своих музыкантов. Впервые увидела так близко длинные трубы – трембиты (мне потом объяснили, что они так называются). Костюмы были очень красочны и декоративны. Не удержалась и, уходя, похвалила звукооператора за отлично настроенный звук.
Перед концертом, из любопытства, зашла в рядом стоящий римско-католический храм.
Там шла служба. Священник стоял, преклонив колени перед алтарем на ступеньках, и читал в микрофон, а прихожане повторяли на непонятном мне языке. С удивлением слушала эти слова. Кто-то из мужчин говорил очень низким голосом. Никогда не слышала такой бас. Впервые увидела поверженный крест. Все сидели на добротных деревянных скамьях. Из динамиков, время от времени, доносились в записи звуки органа и чудесные песнопения.
Любопытство во мне умрёт только вместе со мной. Костёл рассмотрела во всех подробностях: витражи, росписи, картины, орган, атрибутику, скульптуры, место уединения для молитвы, - всё. Здорово! Выходя, кинула деньги в ящик «для бедных» и дала глухой женщине, просящей милостыню, пожелав, чтобы у неё всё было хорошо.
У меня сегодня день подаяний. В парке играл саксофонист. Я слушала, и рука невольно тянулась за гривнами.
Еще сегодня я нашла дом, который увидела из автобуса, решив, что вот в таком бы я с удовольствием жила. Это оказался музей изобразительного искусства Михайло Бiласа. Это знаменитый украинский художник. Один из лучших художников декоративно-прикладного искусства. Его гобелены потрясающие! Народная тематика в основном. Но в одном зале с гобелена на меня «взглянул» Христос. От неожиданности я заплакала. Там такие изображены глаза! Как будто вся боль человечества была собрана в этом лице. Вот так встреча! Я в церковь дома не хожу и не питаю никакого желания.На улицах в Трускавце Потому что там мне не нравится. Я не испытываю благоговения, а только чувствую энергетику пришедших людей со своими грехами и муками. И в священниках не вижу той личности, к которой хотелось бы прийти. Говорят, что в церковь идут не к попу, а к Богу. Ничего не могу с собой поделать – в первую очередь вижу в церкви человека. И ещё не люблю старушек, постоянно там находящихся, и влезающих со своими указаниями. В костёле меня никто не трогал. Как зашла, так и вышла.
Другое открытие в музее сделала – это картины художника Михайло Яремкiв. Его «Осенняя палитра» так и стоит у меня перед глазами. Мурашки по коже и плакать хочется. Там цветы, но с такой мощной энергетикой! Объёмные краски и цвет! Потрясающий цвет! Понравилось всё! Но эта картина больше всего!.
Чудесна современная живопись на стекле Натальи Хацко. Нежно. По-женски..
Ещё я успела записаться в библиотеку санатория. Фонд небольшой, но есть литература на русском языке. Попалась чудесная антология русского романса и русский фольклор. На украинском взяла книгу о Трускавце, о Львове, о Карпатах. Пообщалась с библиотекарем. Она говорит, что даже живущие здесь некоторые русские принципиально не хотят говорить на украинском, удивившись тому, что я собралась читать, не зная языка. Но всегда можно спросить, если будет что-то не понятно. А мне с каждым днём всё понятнее становится речь.
Продолжение следует...

Пожалуйста, поделитесь этим материалом с другими